Сравнительная характеристика уровня элементарной рассудочной деятельности (элементарного мышления) у животных разных таксономических групп  

Сравнительная характеристика уровня элементарной рассудочной деятельности (элементарного мышления) у животных разных таксономических групп

К началу 70-х годов XX в. сформировались экспериментальные под­ходы, позволившие проводить систематические сравнительные иссле­дования рассудочной деятельности животных. Их особенностью было использование животных большого числа видов в стандартных условиях с применением единых, стандартных тестов, результаты которых дос­тупны точной количественной оценке. Это позволяло сопоставлять по­казатели решения теста животными разных таксономических групп и анализировать специфику механизмов (стратегии), лежащих в основе решения такой задачи, подобно тому как это было сделано при сопо­ставлении стратегий решения теста на «установку» (см. 8.1).

Способность к экстраполяции. Наиболее полная сравнительная ха­рактеристика рассудочной деятельности была получена с помощью теста на способность к экстраполяции, а также некоторых других

элементарных логических задач, разработанных Л.В. Крушинским (1986). Задача межвидовых сравнений облегчалась тем, что существовали ме­тоды точной количественной оценки результатов этих тестов (см. гл. 4).

В главе 4 (см. 4.6.2; рис. 4.12) были описаны основные результаты таких опытов, проведенных на представителях всех классов позвоноч­ных: рыбах (4 вида), земноводных (3 вида), пресмыкающихся (5 видов), на 15 видах млекопитающих и 13 видах птиц (см.: Крушинский, 1986)'.

Как показывает рис. 4.12А , способность к экстраполяции имеется у многих животных. Совершенно не способными к решению этой за­дачи оказались только рыбы и земноводные. По данным Е. И. Очинс-кой (1971), задачу на экстраполяцию успешно решали пресмыкаю­щиеся — черепахи, кайманы и зеленые ящерицы. Отметим, что у че­репах была выявлена также способность к обобщению отвлеченных пространственных признаков (см. 5.5.3).

В Наличие у пресмыкающихся способности к экстраполяции и

[обобщению свидетельствует, что зачатки этих форм элементарно­го мышления сформировались на относительно ранних этапах В филогенеза.

Наиболее полно способность к экстраполяции была охарактери­зована у млекопитающих. В пределах этого класса можно наблюдать закономерное улучшение решения большинства тестов на рассудоч­ную деятельность (см. ниже). Так, у грызунов в целом способность к экстраполяции крайне ограниченна, хищные млекопитающие пре­красно экстраполируют, у приматов эта способность не оценивалась, а у дельфинов она высоко развита.

Тесты на оперирование эмпирической размерностью фигур и Реве-ша—Крушинского. Согласно взглядам Л. В. Крушинского, способность к экстраполяции направления движения пищевого или другого био­логически значимого раздражителя отражает лишь одну из возмож­ных сторон рассудочной деятельности животных. Другой тест — опе­рирование эмпирической размерностью фигур (см. 4.6.3) — основан на понимании геометрических свойств предметов. Его использование позволило углубить сравнительную характеристику рассудочной дея­тельности исследованных видов животных. Его могут решить живот­ные лишь немногих видов (см. 4.6.3.1). Удивительно, что с ним не справляются хищные млекопитающие (за исключением медведей). Врановые птицы решали задачу на уровне, близком к обезьянам, медведям и дельфинам. Эти опыты, так же как и результаты исследо­вания способности врановых птиц к обобщению и символизации, свидетельствуют о сходстве уровня рассудочной деятельности этих птиц и приматов.



Тест Ревеша—Крушинского был предназначен для выявления спо­собности животных экстренно определять положение спрятанной при­манки на основе информации о ее перемещении, полученной в ходе теста (см. 4.7). Все исследованные виды (крысы, врановые птицы, не­которые виды низших обезьян и человекообразные обезьяны) ведут себя практически одинаково — безошибочно решают задачу лишь в единичных случаях, однако все животные (и крысы, и приматы) спо­собны оптимизировать поиск в пределах первого же теста.

В Наряду со способностью к экстренной реорганизации незави-

Всимых навыков (см. 4.8.1) тест Ревеша—Крушинского — это еще одна форма рассудочной деятельности, доступная низкооргани-В зеванным животным — крысам.

«Градации» элементарного мышления. Способность к экстраполя­ции направления движения пищевого раздражителя, исчезающего из поля зрения, обнаружена у представителей пресмыкающихся, млеко­питающих и птиц, но выражена в разной степени. На этом основании Л. В. Крушинский выделил несколько градаций в степени ее развития:

они различались не только по количественным показателям (от 65% у некоторых линий мышей до 90% у хищных млекопитающих), но и по способности решать различные усложненные варианты этой задачи. Появление данных о способности к решению задачи на оперирование эмпирической размерностью фигур позволило дать еще более подроб­ную характеристику уровня развития элементарного мышления (см. ниже).

' Подробное изложение этих данных можно найти в работах Крушинского (1986), Зориной (1997), Очинской (1971), Полетаевой (1998), Флесса и др (1974; 1987).

'sl Л. В. Крушинский высказал гипотезу, что усложнение рассудочной f деятельности животных в процессе эволюции происходило за счет 4*1 увеличения числа «эмпирических законов», которыми могут опери­ровать животные, и, следовательно, росло число элементарных ло­гических задач, которые они способны решать.

Исходя из этого, Крушинский полагал, что для сравнительной характеристики рассудочной деятельности животных необходимо ис­пользовать батареи разнообразных тестов.

Результаты исследования элементарного мышления животных, накопленные к настоящему времени, показали плодотворность и ин­формативность такого подхода.

В главе 4 уже говорилось, что элементарное мышление животных исследуют с помощью двух групп тестов.

Первая из них оценивает способность животного к решению зада­чи в экстренно сложившейся обстановке, основанному на понима­нии логической структуры задачи (к таким задачам относится и тест на экстраполяцию). Л. В. Крушинский предложил набор (или бата­рею) тестов разной сложности для комплексной оценки элементар­ной рассудочной деятельности животных. Его работы позволили выя­вить градации таких способностей в ряду позвоночных.

Вторая группа тестов анализирует способности животных к обобще­нию и абстрагированию. Данные, полученные в экспериментах по обу­чению многократным переделкам дифференцировочных УР и «установке на обучение», также выявили градации этих способностей у животных разного уровня организации и показали сходный характер различий меж­ду разными таксономическими группами.

Млекопитающие. Грызуны характеризуются низшей градацией элемен­тарного мышления. Способность к экстраполяции обнаружена у диких крыс-пасюков (Крушинский и др., 1975), некоторых генетических групп мышей (Полетаева, 1998; см. 9.2 и рис. 9.1) и бобров (Крушинская и др., 1980), при­чем в большинстве случаев правильные решения лишь незначительно превы­шают случайный уровень. Тем не менее эти решения по своему механизму принципиально отличаются от обучения сходной задаче (см. ниже) и представ­ляют собой проявления более сложной, чем обучение, когнитивной способности. Наряду со слабой способностью к экстраполяции, у грызунов крайне ограни­чена способность к обобщению (см. гл. 5), и они не могут формировать уста­новку на обучение. В то же время некоторые когнитивные задачи им доступ­ны — крысы способны к решению задач на экстренную реорганизацию неза­висимо сформированных навыков (см. 4.8) и к оптимизации стратегии при поиске приманки в тесте Ревеша—Крушинского (см. 4.7).

Следующая градация обнаружена у хищных млекопитающих. Все иссле­дованные виды этого отряда (кошки, собаки, волки, лисы, песцы, медведи) успешно решают задачу на экстраполяцию. Это совпадает с их выраженной способностью к формированию установки на обучение (см. выше) и к доста­точно высокому уровню обобщений (см. гл. 5). Вместе с тем важно подчерк­нуть, что большинство хищных млекопитающих не способны к решению теста на оперирование размерностью фигур. Это объективно отражает специфику их когнитивных способностей и отличие уровня развития хищных от приматов.

Следующую градацию элементарного мышления можно обнаружить у более высокоорганизованных млекопитающих — обезьян и дельфинов (Флесс и др., 1987). Дельфины хорошо экстраполируют направление движения раздражите­ля, что согласуется с их способностью к быстрому формированию установки на обучение, к высоким степеням обобщения и другим сложным когнитив­ным функциям (см. также 8.5).

Птицы. В пределах класса птиц обнаружены сходные с млекопитающими градации способности к экстраполяции — от полного ее отсутствия у голубей до высокого ее развития (на уровне хищных млекопитающих и дельфинов) у врановых птиц. Хищные птицы (Faico tinunculus, F. vespertilus, Pernis aviporus и др. виды) занимают промежуточное положение: у них уровень успешных ре­шений при первом предъявлении лишь незначительно (хотя и достоверно) превышает случайный.

Эта характеристика становится более полной и убедительной в сопоставле­нии с данными по другим видам элементарного мышления у врановых и голубей.

Врановые птицы достигают уровня развития приматов по следующим видам когнитивных тестов:

* по скорости и стратегии образования установки на обучение;

* по способности к оперированию эмпирической размерностью фигур (см. 4.6.2);

* по возможности образования довербальных понятий (см. 5);

* по способности к употреблению символов (см. гл. 5 и 6).

В отличие от них голуби — значительно более примитивно организован­ные представители класса птиц. Они не способны к решению элементарных

логических задач, к формированию установки на обучение и обладают край­не ограниченной способностью к допонятийному уровню обобщения. Тем не менее даже у них проявляется способность к решению наиболее простой зада­чи—к экстренной интеграции независимо образованных навыков (см. 4.8.1).

Способность к экстраполяции представляет собой относительно универсальную когнитивную функцию, в той или иной степени доступную широкому диапазону видов позвоночных, начиная с рептилий. Таким образом, самые первые и примитивные биологи­ческие предпосылки мышления человека возникли на ранних эта­пах филогенеза позвоночных.

Более высокоорганизованные животные способны к решению большего числа когнитивных тестов и справляются с более слож­ными логическими задачами. Это соответствует представлениям Л. В. Крушинского о том, что эволюция элементарной рассудочной деятельности животных шла, по-видимому, в направлении увеличения числа «законов», которыми животное способно оперировать.




0872374365153253.html
0872415501369808.html
    PR.RU™